Анна Ардова: «Я могу все!»

Загрузка…

Обаятельная и привлекательная, веселая и зажигательная. Кажется, Анне Ардовой все дается легко, в том числе и актерская судьба.

Ну а как иначе, если мама — актриса, папа — режиссер, а дядя (шутка сказать!) — сам великий Алексей Баталов! Однако не все так просто, как кажется со стороны…

— Аня, вы с детства знали, что станете актрисой?

— Очень хотела. И после школы пошла поступать в ГИТИС. Но первая моя попытка оказалась неудачной. Как, впрочем, и вторая, и третья… Но я упорно снова и снова поступала каждый год и только на пятый раз поступила.

— Чем же занимались все эти годы, пока безуспешно поступали?

— Работала младшим экономистом в Мособлтрансэкспедиции, продавщицей в отеле «Золотой колос», гардеробщицей в театре…

— Ну а дальше все пошло как по накатанной: курс Гончарова, Театр им. Маяковского?

— В общем-то, да. Но мне кажется, там, на небесах, меня просто услышали и помогли. Вы знаете, мне было лет 16, когда я попала в Театр им. Маяковского на спектакль «Леди Макбет Мценского уезда» с Натальей Гундаревой в главной роли.

Спектакль мне безумно понравился, я ревела, из театра вышла вся в соплях и с опухшими глазами. И с таким упоением воскликнула: «Я хочу работать в этом театре, хочу выходить на эту сцену!» Потом, конечно, забыла об этом. И вот с пятого раза я поступаю именно на курс Гончарова (худрук Театра им. Маяковского. — Ред.), спустя какое-то время выхожу на сцену играть Лису Алису, и вдруг осознаю: то, что тогда я говорила, осуществилось! Меня аж в жар бросило… Вот уж поистине пути господни неисповедимы. Видно, так было предопределено мне на небесах. На все воля Божья.

«ГЕРОИНЮ НАШЛА В РАЗДЕВАЛКЕ»

— На всю страну вас прославил телепроект «Одна за всех». Премия ТЭФИ тому подтверждение, ведь она закрепила за вами звание лучшей телевизионной актрисы…

— Да, я очень благодарна этому проекту. Много получила от него. Во-первых, это колоссальный актерский опыт. Ко-лос-саль-ный! Было трудно перевоплощаться в разных, совсем несвойственных мне персонажей, но очень интересно! Три года на это ушло. И популярность, и любовь зрительскую он дал мне. Правда, до этого была еще «Женская лига», которая уже принесла мне некую популярность. Но, конечно, не такую, как «Одна за всех».

— Вы там были и сумасшедшей еврейской мамочкой, и разбитной торговкой, и гламурной рублевской красавицей. Как появлялись все эти образы?

— Да по-разному. Например, прототип образа рублевской красотки Крис я увидела однажды в раздевалке бассейна, куда ходила плавать. Моя героиня была буквально списана с этой девушки: огромного размера накачанный бюст (не знаю, как выдерживала такой вес ее тонкая талия), накачанные губы, наращенные ногти и волосы, нарисованные брови.

Она ходила голая по раздевалке и разговаривала по телефону. Через каждые два-три слова сыпала отборным матом. Я несколько раз слышала, как она повторяла: «Бентли» — это кошмар, такой ужас! Зачем она мне нужна?» А я тогда не знала еще, что это такая марка автомобиля, думала, что она говорит о каком-то человеке по фамилии Бентли.

Потом догадалась, что речь идет все же об автомобиле. Когда вышла из бассейна, спросила парня на автостоянке: «Что это за ужасная машина «бентли», можешь мне показать?» «Ужасная?» — переспросил он и показал шикарную машину шоколадного цвета. Я подумала: «Боже, какая красота!» И после этого еще больше «зауважала» эту девушку. Какие же запросы у нее, если такую шикарную машину она называет ужасной? Тогда подумала: «Вот бы мне научиться так разговаривать с мужчинами».

— А что сейчас с этим проектом?

— Семь лет назад он завершился. Теперь крутят в записи. Несколько лет назад его пытались восстановить, запустить на Первом канале. Но не пошло. Сначала я нервничала: почему не пошло, почему не делают рекламу? Как же так?! Оказалось, что права на эту передачу у СТС.

«СЫН МЕНЯ УПРЕКАЕТ»

— Наверное, после этого проекта вас завалили предложениями?

— Нет, наоборот. Сначала случился сериал «Последний из Магикян», потом были другие фильмы, но поменьше. А сейчас вот уже почти два года тишина. За это время было очень мало съемок. Много началось разных шоу — «Точь-в-точь», «Три аккорда», еще что-то. И все почему-то стали воспринимать меня совсем уж комедийной актрисой.

— А вы не считаете себя таковой?

— Без ложной скромности скажу вам: я могу все. Могу играть драму, и в театре обе мои роли — драматические. Помню, как мой мастер Гончаров говорил: «Мне неинтересно, где ты смешная, это ты делаешь легко. Я хочу знать, где ты героиня». Я долго не могла понять, чего ему надо. Ну а сейчас я могу все. Правда, голубая героиня из меня никогда не выйдет. Ну какая я, например, Джульетта?

— Говорят, характер у вас непростой. В работе он мешает или помогает?

— Я сейчас стала гораздо спокойнее, управляемее. Есть, например, режиссеры, с которыми я даже не начинаю работать. Вот вижу его и понимаю, что на второй репетиции начну на него орать. Или встану и уйду, и это тоже будет ужасно. То есть я считаю, что если режиссер не ведет никуда, то мне нет смысла с ним работать, и даже не начинаю.

— Скажите, а в жизни вы тоже одна за всех, много ролей на себя берете?

— Сейчас стараюсь не брать все на свои плечи. Но я сама виновата — взвалила все на себя, а теперь дети мне говорят: мы тебя все детство не видели. Сначала я винила себя за это, а потом подумала: «А что мне было делать?»

Во-первых, я трудоголик — люблю свою работу и делаю ее с удовольствием.

Во-вторых, если бы этого не делала, у них бы сейчас не было квартир, которые я им заработала, они бы сейчас по-другому жили. Они и отдыхали всегда где хотели, проехали почти всю Европу. Были в музеях прекрасных, много чего видели. Так что тут приходилось делать выбор, жизнь заставляла. А теперь вот упрекают…

— Сколько лет сейчас вашим детям?

— Сыну 18, и это он меня упрекает. Дочь-то ценит, она больше понимает, ей 22. А может, потому что она девочка… Я одинаково сильно люблю их обоих, но Соня ближе ко мне. Ну а Антон иногда расстраивает — думаю, ну как так можно, меня упрекать?

«ГЛАВНОЕ – НЕ СУЕТИТЬСЯ»

— У вас самой остались обиды на родителей?

— Сейчас уже нет. Я переросла их. А были обиды страшные, чудовищные. Иногда и сейчас на папу что-то вылезает. Думаю: уже взрослая баба, дети большие, а я все на папу обижаюсь… Значит, не проработала что-то в себе. Я ведь еще над собой работаю.

— Аня, скажите, а сожалеете о чем-то несовершенном?

— Нет. Я верующий человек. Если что-то не получилось в жизни, значит, так и надо было. Причем спустя какое-то время жизнь это подтверждает. Я обратила внимание, что иногда стараешься, стараешься, столько суеты, столько сил вкладываешь, надеешься, а ничего не получается. А потом поняла: нужно просто расслабиться и не суетиться. Сделал — хорошо, не сделал — тоже хорошо. Значит, так было богу угодно.

— Какие сейчас у вас проекты?

— Ну насчет кино и телевидения пока нечего рассказывать. В любимом Театре им. Маяковского два спектакля — «Таланты и поклонники» и «Август. Графство Осейдж». А еще две антрепризы. Одна — наилюбимейшая «Трактирщица», которую редко играем, и вторая — с Мишей Полицеймако «Последний этаж».

— А что у вас за концертная программа, с которой ездите на гастроли?

— Пять лет назад я участвовала в первом сезоне проекта «Три аккорда». Меня туда заманили, пообещав, что буду петь любимого Вертинского. А у меня есть прекрасный концертмейстер Аня Петухова — аккомпаниатор от бога, с ней поют все артисты. Мы с ней сделали программу: сначала был один Вертинский, потом стали добавляться другие песенки. Теперь у меня программа на два часа, и это мое любимое занятие. Это как раз то, что я хочу, это мое творчество, то, что мне нравится.

— Чем занимаетесь, когда возникает вынужденная пауза?

— Ой, скучать не приходится. Я человек творческий, всегда найду себе занятие. Во-первых, занимаюсь йогой для здоровья, плаванием. Люблю вязать, готовить, мастерить куклы. Занимаюсь мозаикой, обожаю рисовать. А еще люблю красное вино и хорошие фильмы!

Источник: mirnov.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.


Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы иметь возможность оставлять комментарии.