«Несчастные» Кортнев и Пельш: «За 35 лет даже ни разу не поссорились»

Группа «Несчастный случай» успешно выступает уже 35 лет.

Срок немалый, можно подвести итоги, хотя бы промежуточные. С этой целью мы и встретились с Алексеем Кортневым и Валдисом Пельшем, с которых, собственно, и начался «Несчастный случай».

— Так с чего же все началось?

Валдис Пельш: Знакомство произошло в сентябре 1983 года. Я и Леша стали студентами МГУ — философского и механико-математического факультетов соответственно. Чуть позже пришли в студенческий театр все того же МГУ становиться актерами.

Мнение друг о друге у нас тогда было только негативное. Я видел, как Леша старается всем понравиться своей игрой на гитаре, а я не думал даже стараться. Через неделю после начала занятий была репетиция в воскресенье. Все столовые закрыты, есть нечего. Леша — московский, я — общежитский. У Леши было три бутерброда с ветчиной, а у меня — ни одного. И вдруг он отдает два мне! Подумал, вот чудак, но проникся поступком.

Потом мы подружились. И создали «Несчастный случай». Через пару месяцев — в декабре — уже выступали на одном из студенческих концертов. Ну а дальше пошло-поехало. Это если кратко.

СЧАСТЛИВОЕ НАЗВАНИЕ

— А кто додумался до такого странного названия?

Алексей Кортнев: Вариантов было много. «Неправильные пчелы», например. Или «Музыкальный руководитель» — «МузРук».

Валдис Пельш: На самом деле название «Несчастный случай» появилось практически сразу. В школе, в которой учился Леша, была группа с таким же названием. Он ужасно завидовал ребятам, которые в ней играют, а они не брали его к себе. Со временем группа развалилась, конечно.

Алексей Кортнев: Она не то что развалилась — она даже не смогла выйти из подвала, в котором репетировала. Потому что прямо напротив этого подвала был магазин «Варна», в котором продавалось плодово-ягодное болгарское вино за рубль двадцать. И на репетиции они ходили с ящиками из этого магазина. А мы, младшеклассники, ложились на загаженный голубями асфальт и смотрели в окошко на вино, на гитары. И завидовал я этому всему просто до дрожи!

— Ну в итоге у них произошел «несчастный случай», у вас же, наоборот, счастливый.

Валдис Пельш: А у нас и такое обоснование на этот счет было придумано, что это, дескать, оберег такой. И мы одно время дурили журналисток молоденьких, что не можем сказать, почему так группа называется: мол, как только отвечаем на этот вопрос, сразу же какое-то несчастье происходит.

Алексей Кортнев: Да, мы так говорили до тех пор, пока нами интересовались эти самые молоденькие журналистки, а не бабушки. Сейчас уже так отвечать нет ни малейшего смысла. Был период, когда нас называли «Нескучный сад». Был период, когда нас просили спеть «До свиданья, мама», путали с Мазаевым. В сознании людей: лысый человек играет — и не важно, кто конкретно на сцене стоит…

«ДАЖЕ ЖИЛИ ВМЕСТЕ!»

— Вы уже столько лет вместе. Валдис, доверите ли вы укладку парашюта Алексею? Алексей, доверите ли вы настройку гитары Валдису?

Алексей Кортнев: На самом деле настройка музыкальных инструментов — не смертельно опасное занятие, всегда можно поправить. А вот неправильно выброшенный парашют…

Валдис Пельш: На самом деле есть еще запасной. Так что я готов рискнуть! (Смеется.)

— Сколько вы смогли бы прожить вместе в одной палатке, если бы собрались куда-то в поход?

Валдис Пельш: Я сейчас занят большим документальным проектом и в ближайшее время улетаю в Антарктиду — там буду с группой жить полтора месяца в машине. И если бы Леша не был певцом, композитором и поэтом, а был, например, оператором, то я с удовольствием взял бы его с собой.

Алексей Кортнев: У нас был опыт очень долгого совместного проживания в чрезвычайно замкнутом пространстве. Я говорю про давние времена, 1987 год. С одним известным советским печатным изданием мы старым составом «Несчастного случая» путешествовали по БАМу. Прожили месяц душа в душу и ни разу не поссорились. Хотя было много моментов, когда это могло произойти…

— А за все эти годы желание расстаться у вас было? И сколько раз?

Алексей Кортнев: Желание расстаться посещало, но в последний раз такие позывы у меня были уже очень давно. Дело в том, что мы не варимся в закрытой посуде, мы вращаемся по своим орбитам. У каждого музыканта ансамбля есть свои личные дела. Кто-то пишет музыку для кино и телевидения, кто-то занимается рекламным агентством, кто-то печет хлеб…

Валдис Пельш: Я, как вы знаете, то появляюсь, то исчезаю.

— Кстати, вы раньше выступали только в белых костюмах, так?

Алексей Кортнев: Было такое. Лет 25 назад у нас так повелось, что мы выступали в белых костюмах. У нас был даже такой лозунг: «Белых одежд не запятнать!» Потом со временем все как-то начали пестреть на сцене, и нам надоело рядиться в белое.

«НИЧЕГО ЛИЧНОГО – ТОЛЬКО БИЗНЕС»

— Во многих музыкальных коллективах любят разыгрывать друг друга. У вас такое было?

Алексей Кортнев: Конечно! Хочется рассказать подробнее, но, увы, самое-то интересное как раз и нельзя — не совсем для печати.

Валдис Пельш: Я должен сейчас раскрыть тайну: я согласился стать ведущим передачи «Розыгрыш», после того как Леша пошутил в бане над нашим саксофонистом Пашей Мордюковым. Леша решил окатить его ледяной водой, как только тот выйдет из парилки, и перепутал краны. А надо сказать, что пар в бане идет совершенно одинаково — что от кипятка, что от холодной воды. И мы видим, как краснеет кожа у Паши, и он говорит: «Леша, ты дурак?» Но в жизни человека, который как-либо связан с юмором, всегда есть место розыгрышу: либо его разыгрывают, либо он. Просто всегда это надо делать с любовью!

— В передаче «Розыгрыш» тоже так было?

Валдис Пельш: В основном да. Хотя у нас было несколько розыгрышей, где звезды вели себя некорректно, например, один человек бросил другого одного в глухом лесу. Мы, естественно, это не показали. Ну или вот: как разыграть Ксению Собчак? Спроси у любого, и тебе ответят: «Жестко!» А когда мы разыграли Николая Николаевича Дроздова, то для всей страны стали просто тварями, хотя розыгрыш был безобидный…

Вообще, мы с Таней Арно не принимали участия в разработке сценариев, не знали, кого разыгрывают, во избежание утечки информации. Наша работа была только в студии. Татьяна однажды должна была вывалить на голову Мише Гребенщикову кастрюлю с холодными макаронами. Она пришла ко мне перед началом съемки и сказала: «Валдис, я не смогу». Пришлось мне это делать…

Я перед началом студийных съемок заходил в гримерную комнату к каждому из участников и говорил: «Ничего личного, only business». И закрывал дверь.

МЕЧТЫ СБЫВАЮТСЯ!

— Чем будете заниматься после празднования юбилея?

Алексей Кортнев: Уже в марте следующего года, после всех торжеств, мы сыграем премьеру мюзикла «В городе Лжедмитрове». Уже активно репетируем. Режиссером у нас выступает Максим Виторган. А к следующей осени будем выпускать альбом.

Валдис Пельш: Я сейчас больше занимаюсь документальной историей. Снял восемь фильмов, два из которых будут показаны на Первом канале. Еще несколько проектов находятся в разных стадиях подготовки. Один из них про Эверест.

— Ну а в Антарктиде что делать будете?

Валдис Пельш: Два или три года назад я озаботился тем, что в 2020 году будет 200-летие открытия Антарктиды, все туда ломанутся. И решил это сделать раньше. Я не знал, что такое Антарктида, не знал, чего стоит организовать экспедицию. На это ушло два с половиной года. Теперь мы пойдем по длинному пути, будем все снимать. Красивое, загадочное место, о котором мало кто знает. Мы идем в тепличных условиях: там будет лето, средняя температура — минус 15-20, максимум — минус 35. Вернусь уже в январе.

После этой новости «повесился» мой концертный директор, который узнал, что в декабре мы из-за этого не работаем вообще. Но это того стоит. Сейчас все, чем я занимаюсь, мне безумно интересно — я о таком давно мечтал!

Источник: mirnov.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.


Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы иметь возможность оставлять комментарии.