Николай Бандурин: «Еще 30 секунд — и я бы не вышел»

В семье известного артиста Николая Бандурина произошло настоящее несчастье.

Его загородный деревянный дом сгорел дотла. А с ним ушла и вся предыдущая, довольно комфортная и налаженная жизнь: сбережения, концертные костюмы, музыкальные инструменты…

Известные друзья и коллеги Бандурина публикуют в соцсетях призывы о помощи артисту-погорельцу. Ведь Николаю и его семье сейчас попросту негде жить — дом в Подмосковье был его единственным жильем. Мы узнали из первых уст, что произошло в тот роковой день и как себя чувствуют пострадавшие.

— Николай, вы уже успели отойти от шока?

— Знаете, после этого пожара у меня произошла определенная переоценка ценностей. Она и до сих пор происходит, постепенно. Я был приятно удивлен тем, какое количество людей откликнулось на это несчастье.

Знаете, очень трогательно: люди, у которых нет большого достатка, по 50, по 100 рублей переводят мне на счет. Это, конечно, не может оставить меня равнодушным. И это дорогого стоит! Очень многие откликнулись. Помогли кто деньгами, кто вещами, кто добрым словом.

Конечно, после того, что случилось, все кажущиеся неприятности становятся мелкими, уходят на второй план. И ты понимаешь, что главное — это семья, которая и спасла, и поддержала, и помогает. Потому что я, конечно, отдаю себе отчет, что в ближайшее время волна активной помощи схлынет и мы останемся один на один со своими проблемами. Впереди большая работа, например, даже по восстановлению всех документов.

— А кто из коллег помог?

— Безусловно, весь «Аншлаг». Генка Ветров обещал мне одну гармошку отдать. Лайма звонила из Латвии, Фима Шифрин… Ну огромное количество людей. Я не буду дальше перечислять просто потому, что боюсь кого-то не назвать.

На мое удивление, почти все коллеги по цеху откликнулись и помогли кто чем мог. Я вот помню, один человек как-то сказал, что ваш цех юмористов — это большой веселый террариум. И вдруг мне вот такая помощь. И я понял, что нет, ни фига подобного! Даже воспрял духом!

Знаете, у меня есть и состоятельные, и даже богатые знакомые и друзья. Вот они как раз в меньшей степени откликнулись. Не знаю, может быть, я зря грешу, может быть, они еще не получили информацию…

— А где вы теперь живете?

— На съемной квартире в Пушкине. Она рядом с детским садиком, в который ходит мой внук.

— Известно, что супруга пострадала больше вас. Как она себя чувствует?

— Марина действительно пострадала больше меня. Ведь как все случилось: возгорание произошло на чердаке, я спал на втором этаже, а жена была на первом. Она поняла, что что-то не так, когда услышала, как дом начал рушиться. Побежала на второй этаж меня будить с криками: «Коля вставай, горим, пожар!» А там уже только стены. Я когда выбегал в одних трусах, буквально за мной рушился горящий потолок. И сзади бежала жена с горящими волосами. Она была как живой факел, светлячок такой…

Когда проматываю киноленту этого случая, я понимаю, что еще буквально 30 секунд — и все, я бы уже не вышел. Потому что все начало рушиться, а на окнах решетки. Собака и два кота заживо сгорели…

— Будете восстанавливать дом?

— Да, твердо намерен. Не знаю, как долго буду собирать на это средства, потому что сейчас не так много работы, как бывало раньше. Но, конечно, дом теперь буду строить не деревянный, а кирпичный. Так пожаробезопасней. Потому что, боюсь, второй раз этого уже просто не вынесу. Может быть, новый дом будет чуть поменьше…

Просто отказываться от жизни за городом я не хочу. Мы уже 15 лет живем там, в Москву приезжали только по делам. Знаете, когда понимаешь, что в месте, где ты живешь, снег белый, это дорогого стоит… В общем, не знаю, сколько у меня уйдет на восстановление дома энергии, времени, средств, но я это сделаю.

— Работать вы уже начали или пока что лечитесь?

— Знаете, вот нас так воспитали, что ты можешь пропустить выступление, только если ты уже труп. Я ведь уже на следующий день после пожара улетел в Казахстан на сольный концерт. Там почувствовал сильные боли, мне делали перевязки. Но как я мог уйти и прервать выступление, если сидел полный зал зрителей!..

Помочь семье Бандуриных можно, отправив деньги на карту Сбербанка, привязанную к номеру жены артиста Марины + 7 (916) 6736466.

Источник: mirnov.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.


Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы иметь возможность оставлять комментарии.